Hut to Hut – Из избушки в избушку

Hut – это избушка в горах. Не на курьих ножках, конечно, но обычно без воды, отопления, газа и электричества. В Америке есть несколько мест, где несколько таких избушек соединены сетью троп. Одно из таких мест – горы Сан Хуан в Колорадо.

 Источник: http://www.ouraycolorado.com/

Летом по тропам можно бегать, ходить в многодневные походы, ездить на горном велосипеде; зимой – передвигаться на снегоступах и лыжах. Летом можно отправиться в путешествие на велосипеде на 7 дней и проехать 350 км по крутым холмам и узким тропинкам.

Кажется, что это не так уж и много. Ironman-ы же проезжают 180км в рамках всего одной гонки! Так думали и мы с Дэном, когда решили отправиться в 3-х дневное путешествие «из избушки-в избушку» в канун Нового 2015-го года.

Мы долго планировали это зимнее приключение: забронировали избушки, загрузили карты в походный Garmin, одели меня в сто одежек, запаслись едой и бутылкой шампанского и купили санки для песика. Нет, он не ехал в них – он вез обогреватель, большой спальник и кое-что из продуктов. По крайней мере это был наш план. В этот же план входило провести на лыжах три дня, переночевав в 2-х избушках. Но, забрав накануне вечером пакет с картами и ключами (к концу путешествия мы так и не поняли от чего были эти ключи), мы обнаружили, что карты не те! И избушки тоже не те! Они располагались почти в 20-ти км друг от друга – это непросто даже летом, учитывая перепад высот и рельеф, а уж зимой, в незнакомых горах – тем более.

Думаете, мы отступили? Напротив – мы решили удлинить путешествие и провести в горах 4 дня!

На старт, внимание, в лес!

Впереди почти 10км по простой утоптанной широкой тропе. Так нам описала ее владелица избушек. Еще она рассказала, что только что из такого путешествия вернулась семья с 2-мя детьми: одному – 5, второму – год. Мы улыбались и радовались – ну уж если эти малыши и их родители осилили маршрут, то мы точно справимся! Выйдем, прогуляемся по лесу часа 4 и начнем готовить Новогодний ужин в теплой уютной избушке. Этот день оказался из серии “ожидания vs реальность”.
11 утра, за плечами 10 кг, солнце, горные вершины, снег и полное энтузиазма сердце. 15 минут вверх по тропе, и я пожалела, что на мне надеты все мои рождественские подарки сразу – какой-то невероятно-технологический пуховик, пуховые перчатки-варежки и шарф. Еще 10 минут и я начала скользить на своих беговых лыжах обратно вниз – пришло время вспомнить все зимние уроки физкультуры: подъемы елочкой и боком. Путь вверх продолжился, когда все «утепление» было упаковано в рюкзак. На плоских участках я бодро качу на лыжах, Шеп весело бежит впереди в сопровождении санок.

Шеп так и не понял, что же это такое у него за спиной и как это работает. Он, по-прежнему, забегал во все овраги, стремился собрать немногочисленные палки и норовил перевернуть поклажу. И пусть вас не пугает размер – в санках около 7 кг, и Шеп тренированный пес. Мы наблюдали за Шепо-санками с улыбкой и помогали ему выбираться из оврагов. Но все изменилось как только мы вышли на узкую тропу в лесу – тут санки цеплялись за деревья, наши лыжи, Шеп то шел впереди, то останавливался, и его приходилось обходить по сугробам или подталкивать санки. На участках с крутыми обрывами Шеп шел по самому краю, и, конечно, санки уезжали вниз каждые 200 метров. Это значит – снять лыжи, забраться по пояс в сугроб, вытащить санки и направить Шепа на верный путь. Каждая из таких многочисленных операций занимала минут 15, и через три часа похода мы поняли, что даже близко не подобрались к заветной избушке.

Шепо-санки оказались только одной сложностью. Вторую представлял собой сплит-борд. Дэн – опытный сноубордист, поэтому для нашего путешествия он взял в аренду сплит-борд – сноуборд, который можно разделить на две части; приклеить скинс, которые помогает не съезжать вниз по холму; взять в руки палки и идти по плоской тропе или подниматься в гору. Очень удобно для катания по неезженым горам и лесам: поднялся на лыжах, съехал вниз на борде.

Конечно, это удобно, если знаешь, как им пользоваться! Для Дэна это был первый опыт, который означал часы на сборку борда, смену креплений, приладку скинс и т.д. А через неделю после возвращения Дэн обнаружил, что он надевал сноуборд-лыжи наоборот, т.е. левая была на правой, а правая на левой. Как неудобно бегать в кроссовках, которые надеты на «неправильные» ноги, так же неудобно и очень медленно было передвигаться на сплит-борде. Просто ехать на борде было невозможно, так как мы постоянно поднимались вверх.

Мы шли и шли вверх; немного вниз, ловя Шепа с санками; опять вверх – пока Шеп просто не отказался подниматься в очередной холмик. Тут я подумала, что семья с детьми по меньшей мере супер-мены, ну… или у них было с собой меньше еды-спальников-одежды и были более проверенные средства передвижения. Стоит упомянуть, что мои беговые лыжи приходилось снимать почти на каждой горке на узкой тропе, так как ни боком, ни елочкой не подняться, когда тебя окружает густой лес и глубокие сугробы.

На часах 4 вечера, через час будет темнеть; GPS показывает, что до избушки всего-то каких-то 4 км! Но по этой тропе и с нашим грузом эта дистанция кажется настоящим ультра-марафоном. Я запрягаюсь сама в санки, так как Дэн продолжает бороться со сноуборд-лыжами. Санки+рюкзак = Камилла тащит за собой всю вселенную! Я глубоко дышу, проваливаюсь по колено в сугробы и передвигаюсь со скоростью травмированной улитки минут 30. Все – больше не могу. Теперь мы впряглись оба: хочу рассказать Дэну про бурлаков на Волге, но организм уже перешел в режим энергосбережения. Хотя от мысли про бурлаков мне становится как-то веселее – понимаю, что им-то было намного тяжелее чем нам. Правда, у них это была работа, а у нас отдых. Пока мы с Дэном тянем санки в гору, Шеп носится по лесу в поисках самых больших палок.

Screen Shot 2016-02-06 at 3.54.17 PM

Я ужасно боюсь темноты, боюсь холода, немного боюсь дикого леса. Смешать все это вместе и получится Кошмар Камиллы №1 (конечно, после опоздания на старт забега мечты). В лесу темнеет, сил все меньше, начинает холодать, но Кошмар все не наступает. Мы достаем фонарики, и наш караван продолжает путь. Санки и злополучный сплит-борд решено оставить на тропе и вернуться за ними после того, как дойдем до нашего пристанища. В пути мы уже 6 часов. Я сняла лыжи, просто иду в лыжных ботинках, периодически проваливая в снег по колено, лыжи несу в руках – так легче, так как приходится постоянно двигаться только вверх. Ловлю себя на мысли, что в лесу не так уж и темно; большие следы на снегу – может, конечно, и дикий зверь какой-то, но нас он боится больше, чем мы его; прохладно – но доставать куртку из рюкзака займет 15 минут – поэтому терплю и иду дальше.

В голове разное:

— Как чувствовали себя Эмили Форсберг и Килиан Жорне, когда не могли спуститься вниз с гор, замерзли и были вынуждены вызывать спасателей?

— Мозг может быть другом и врагом – выбирать тебе. На этой тропе, пока мы не дойдем до избушки я выбираю друга.

— Очень помогают мои немногочисленные ультра-забеги – вспоминаю всю боль этих стартов, счастье финиша и мантры: “Правая-левая-правая-левая” и “Чем быстрее ты двигаешься, тем быстрее ты финишируешь”

Я иду впереди, задавая темп; собаки бредут молча; в конце нашей цепочки – Дэн. Я периодически задаю ему бессмысленный вопрос: “Сколько еще?” Слышу в ответ: 700 метров, 300 метров. Голова понимает, что это очень-очень мало. Но тело чувствует себя как во время марафона: ты уже пробежал 40км, и последний отрезок, где ты считаешь метры, и есть самый длинный.

Я вижу ее первой – нашу избушку на полянке. Финиш! Мы шли 8 часов, но я чувствую невероятный подъем: распаковываю рюкзаки, приношу дрова. Наша избушка невероятная: очень маленькая, чистая и уютная, с четырьмя двухъярусными кроватями, большой печкой посередине, газовыми лампами, газовой плитой и солнечной батареей. Это роскошь, мы невероятно счастливы. Да еще и Новый год – и мы одни, в лесу, в горах, в Колорадо.

Но если вы не забыли – где-то на тропе нас ждут оставленные санки и сплит-борд. Мы одеваемся и снова выходим в мороз-сугробы-тьму. Через час мы снова в избушке, и я принимаюсь за Новогодний ужин: суп и пирог! Конечно, это все сухие или замороженные полуфабрикаты, но это лучший новогодний ужин, который мы когда-либо ели. Да – стоит сказать, что во время похода мы были так сфокусированы на финише, что ничего не ели и почти не пили воду. Мы открываем шампанское в 11; где-то же уже точно 12, и засыпаем в 11:10.

Отправились ли мы утром снова в путь? Нет. Расстояние до следующей избушки было почти вдвое больше, пройденного в первый день! Утром к нашей радости мы обнаружили, что у нас есть связь – и мы звоним милой хозяйке избушек и говорим, что мы, пожалуй, останемся тут на денек, да пойдем обратно.

Screen Shot 2016-02-06 at 3.39.38 PM

Весь день мы снова провели в лесу: вскарабкались на очередную гору, но теперь все было веселее – ни рюкзаков, ни санок; спустились вниз; построили горку для санок; валялись в сугробах; съели все, что принесли с собой (собачки помогали) и утром покатили вниз!

P.S.

— Если бы я ни бегала – я бы никогда не смогла бы совершить такой поход. Бег принес в мою жизнь не только старты и финиши половинок и марафонов, но и активный образ жизни во всех его проявлениях.

— Одна из моих учительниц в школе говорила, что перед тем, как выходить замуж переживи со своим избранником как можно больше. Мне кажется, что я на правильном пути;) (в январе прошлого года мы с Дэном только планировали нашу свадьбу)

Be first to comment